Как болезни и завоевания формировали новый ландшафт планеты

Миграция и общемировая торговля выровняли биоразнообразие по всему миру


Реплики кораблей Христофора Колумба: Пинта, Нинья и Санта-Мария

Многим людям кажется, что в течение тысяч лет после появления сельского хозяйства человеческие сообщества оставались статичными. Но это не так. Возникали империи – некоторые из них процветали, а затем исчезали, другие же оставались. Большинство людей занималось фермерством, обеспечивая едой себя и правящие элиты. Добыча еды ограничилась сельскохозяйственными угодьями. Население быстро росло – по оценкам, в начале развития сельского хозяйства на планете жило от 1 до 10 миллионов людей, а в 1500 году, 10 000 лет спустя, их было уже от 425 до 540 млн.

В 16 веке всё начало меняться, причём с увеличивающейся скоростью. Развитие сельского хозяйства, от простых фермерских сообществ до городов-государств и империй (а иногда и в обратном направлении), постепенно сменялось новым режимом существования. Начали происходить революции в том, что люди едят, как общаются, что думают, в их взаимоотношении с питавшей их землёй. Люди, жившие на западном краю Европы, изменили траекторию развития человеческого общества и всей планетной системы, и создали современный мир, в котором мы живём. И он никогда уже не будет прежним.

Поворотным моментом этого перехода к современному мироустройству стало прибытие европейцев на земли, которые они назовут Америкой. Жители Америк были изолированы от жителей Азии и Европы около 12 000 лет, не считая редких визитов потерянного корабля викингов на север Северной Америки и полинезийцев на тихоокеанское побережье Южной Америки. Разделение людей произошло из-за того, что после потепления по окончанию последнего ледникового периода, в Беринговом проливе оставалось достаточно льда, чтобы несколько человек прошли по нему из Азии в Северную Америку. Возможность пересечь его сохранялась не очень долго, в итоге большая часть льда растаяла, и дорога была перекрыта. Те люди, что перешли пролив, рассеялись по Америкам, и медленно заселили всю землю.

После 12 000 лет разделения коренные американцы встретились с европейцами на неравных условиях. Почти все главные виды одомашненного скота были из Евразии, а скот, держащийся близко к людям (коровы, овцы, козы, свиньи и лошади) жил с европейцами тысячи лет. Из-за этого у заболеваний было много возможностей для перехода от животных к людям и наоборот, и они распространились по всей Евразии, от востока Китая до запада Испании. Когда Христофор Колумб второй раз прибыл на Карибы в 1493 году, он планировал обосноваться там. Он прибыл с 17 кораблями, 1500 людьми и сотнями свиней и других животных. И как только они пристали к берегу 8 декабря, они выпустили свиней, находившихся в изоляции в трюме.

На следующий день люди, включая Колумба, начали заболевать. Индейцы начали умирать. Скорее всего, это был свиной грипп, с которым индейцы не сталкивались ранее. Через двадцать три года, в 1516 году, испанский историк Бартоломе де Лас Касас писал об острове, который теперь называется Гаити, и Доминиканской республике: “Эспаньола вымерла, ограблена и уничтожена… поскольку всего за четыре месяца треть индейцев, о которых заботились испанцы, умерла”. Через два года, в книге “Мемориал Совету по делам Индий”, он писал, что “из 1 000 000 душ, живших на Эспаньоле, христиане оставили лишь 8000 или 9000, а остальные все умерли”. Но худшее было ещё впереди.

Длинные путешествия из Европы служили своего рода карантином для пассажиров с оспой, поскольку она заразна примерно в течение месяца. Переносчики либо умирали на корабле, либо прибывали с новым иммунитетом. Оспа не переживала путешествия. Но когда появились улучшенные корабли с новыми парусами, время путешествия укоротилось, и болезнь смогла стать попутчиком людей. Оспа прибыла на Эспаньолу в январе 1519 года, и немедленно распространилась на континентальную Центральную Америку. У индейцев не было иммунитета к оспе, гриппу и другим заболеваниям, прибывшим из Европы. Эти инфекции ускорили испанское завоевание сообщества, известного, как Ацтекская империя (этот термин придумали в XIX веке), или, если точнее, тройной мексиканский альянс, после заключённого к 1428 году соглашения между правителями трёх полисов.

Испанцам в их грабежах помогали болезни. В августе 1519 года, когда Эрнан Кортес впервые попытался занять крупнейший город в доколумбовой Америке, Теночтитлан [находившийся на месте современного Мехико / прим. перев.], с 200 000 жителей, это едва не стоило ему жизни. Но пока он перегруппировывался, болезни косили жителей города. После 75-дневной осады смерти от болезней, боёв и голода уничтожили почти всех жителей одного из крупнейших городов мира. И с несколькими сотнями испанцев и тлашкальтеков, врагов жителей города, 13 августа 1521 года Кортес объявил Теночтитлан испанским.

Один из солдат Кортеса, Берналь Диас дель Кастильо, писал: “Клянусь, что все дома на озере были заполнены головами и трупами. Улицы, площади, дома и дворы были завалены телами так, что их почти невозможно было пройти”. Индейцы сражались, но они не могли преодолеть накатывавшиеся на них волны болезней, недостатка еды и превосходящей военной технологии испанцев. Так закончилась быстрорастущая империя, сравнимая по размерам с современной Италией, занимавшая площадь 300 000 км2, с количеством жителей от 11 до 25 млн человек. Завоевания пережили только около 2 млн.

Новые болезни распространялись через Панаму, и посетивший те места в то время историк оценивал количество умерших с 1514 по 1530 года в 2 млн человек. Распространение инфекций продолжалось оттуда, через Дарьенский пробел в Южную Америку. Крупнейшей империей в Америках – и по некоторым параметрам, крупнейшей в мире в то время – была империя инков, земли которых простирались вдоль спинного хребта континента, Анд. Франсиско Писарро, ещё один испанский конкистадор, встретился с инками в 1526 году, не производя вторжения. Некоторые оценки говорят о том, что потребовался всего лишь год для того, чтобы Уайна Капак [одиннадцатый правитель империи инков / прим. перев.] стал первым правителем инков, умершим в результате эпидемии.

В отличие от теночтитланской катастрофы, процесс заката империи инков проследить сложнее, поскольку инки не вели исторических записей, а испанцы узнали о смерти Капака в 1531-м. Многие говорят, что он умер от оспы, но тщательное изучение различных описаний, включая описание его мумифицированного тела, говорит о том, что он, скорее всего, пал жертвой европейского заболевания, распространяющегося проще и быстрее, например, кори или гриппа. Вне зависимости от конкретной болезни, империя инков фатально ослабла, и 2 млн км2, на которых жило от 10 до 25 млн человек, было захвачено людьми Писарро. Инки, судя по всему, вели учёт населения при помощи узелкового письма кипу, но знания по расшифровке этого письма были утеряны при уничтожении информации о цивилизации инков, развивавшейся в течение четырёх веков. Точное количество жертв неизвестно, но исследователи оценивают, что примерно половина популяции умерло во время завоеваний.

Пытаясь понять катастрофические потери среди коренных американцев, многие ошибочно концентрируются исключительно на оспе. Она была важным убийцей, но никак не единственным. Грипп, корь, сыпной тиф, пневмония, скарлатина, малярия и жёлтая лихорадка, а также другие болезни, накатывали волна за волной. К этому добавлялись жертвы войн с испанцами, а позднее – с португальцами, англичанами и французами, а также жертвы последующего рабства. В этом хаосе изменений и потерь традиционные сообщества по большому счёту были уничтожены, и фермерство пришло в упадок, поэтому свою роль сыграл и голод. Судя по всему, порядка 70% людей умерло после контакта с европейцами, а в некоторых деревнях, городах и регионах это количество достигало 90%.

Оплатите подписку, и реклама отключится

Изменило ли это воссоединение двух ветвей человечества, произошедшее после 12 000 лет разделения, историю Земли и историю людей? Глобальное смешение людей и их смертельных заболеваний – всего лишь один из аспектов более крупного биологического смешения, которое историк Альфред Кросби назвал Колумбовым обменом. Путешествовали не только патогены – это делали растения и животные. Виды перемещались между континентами, между океанами, выходя за свой эволюционный контекст. Это привело к глобализации и гомогенизации видов мира, которая продолжается и сегодня.

Ещё сильнее Колумбовый обмен преобразовал сельское хозяйство и диету. Эти изменения часто настолько впитываются в культуру, что мы принимаем их, как само собой разумеющееся. Сложно представить, что до XVI века в Европе не было помидоров и картофеля; в Америке не было пшеницы и бананов; в Китае и Индии не было перца чили; в Африке не было арахиса. Преобразование диеты было полным: главным продуктом, производимым в глуши джунглей Конго является маниока, происходящая из Южной Америки, а в глубине джунглей Амазонки племена яномамо едят плантан, одомашненный в Африке.

Фермеры, начиная с XVI века, внезапно получили в своё распоряжение резко увеличившийся ассортимент сельхозкультур и животных. С этого момента можно было выбирать наилучшую сельхозкультуру из любой точки планеты, подходящую для конкретного окружения. Люди выбирали те, что лучше всего работали, и включали их в новые системы сельского хозяйства. Увеличение разнообразия культур пошло на пользу фермерам всего мира. Новые культуры не просто увеличивали урожаи. К примеру, в Китае появление маиса (сахарной кукурузы) позволило освоить более сухие земли, что привело к новой вырубке леса и увеличению популяции.


Выдержка из книги “Человеческая планета: как мы создали антропоцен

Несмотря на перевозку новых смертельных заболеваний, включая появление смертельного сифилиса в Европе и Азии, который был связан с торговлей с Америками, Колумбовый обмен в итоге позволил большему количеству людей питаться за счёт даров земли. Новообретённые растения и животные привели к крупнейшему увеличению продуктивности фермерства с момента сельскохозяйственной революции. Результаты одомашнивания и селекции сельхозкультур разных людей со всего мира стали доступны всем и начали применяться повсеместно. Родилась единая глобализованная культура сельского хозяйства.

С точки зрения геологии межконтинентальные перевозки, начавшиеся в XVI веке, а потом и авиация, появившаяся в XX веке, играют ту же самую роль, что в прошлом играла тектоника плит. Сегодня они связывают континенты и океаны, в тенденции, противоположной той, что существовала прошлые 200 млн лет, когда континенты отделялись друг от друга. Когда геологи будущего через миллион лет будут изучать геологические следы, они отметят, что окаменевшие виды внезапно появились на новых континентах и новых океанских бассейнах. Эти виды, которым люди позволили перепрыгнуть географические барьеры, будут выглядеть, как новые виды, появившиеся в результате эволюции – как это происходило в прошлые эпохи истории Земли. Но в их распространении схема будет немного другой. Обычно в геологических летописях можно найти вымирания, создающие вакантные ниши, заполняющиеся новыми, часто совершенно другими видами. В эпоху людей внезапное появление новых видов, перепрыгнувших на другие континенты, или новых гибридных видов, в геологической летописи будет выглядеть похожим на уже существующие виды. Эта гомогенизация биологического разнообразия Земли – одна из ключевых особенностей антропоцена, очевидных аналогий для которой в истории Земли не существует.

И эти изменения жизни имеют геологическую важность. Двести миллионов лет назад вся земля планеты была объединена в суперконтинент Пангея, который затем разбился на отдельные куски, и новые континенты медленно двигались на те места, с которыми мы знакомы сегодня. С тех пор генетический материал, оставшийся на каждом отдельном континенте, эволюционировал по большому счёту независимо. Межконтинентальные поставки начали вновь связывать континенты между собой, как намеренно, при перевозках избранных видов, так и случайно, когда безбилетные животные контрабандой проникали на новые земли. В XVI веке начался новый всепланетный эволюционный эксперимент, проводимый человеком, который будет продолжаться бесконечно. То, что десятки миллионов лет назад сделала тектоника плит, обращается вспять благодаря морским перевозкам, идущим несколько столетий, и авиационным перевозкам, идущим несколько десятилетий. Мы создаём новую Пангею. И это одна из ключевых особенностей новой эпохи, значительно меняющая жизнь на Земле. Это важное событие в контексте истории планеты.

Источник

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

661 просмотров всего, 4 просмотров сегодня

Ещё записи на эту тему

Почему революционерам нравится острая еда, или Как перец чили попал в Китай... В 1932 году СССР отправил одного из своих лучших агентов, Отто Брауна, бывшего школьного учителя и эксперта по контрразведке родом из Германии, в Китай. Его задачей было работать военным консульта...
Почему растрескавшаяся кора Земли может оказаться необходимой для жизни... Для жизни требуется не только вода. Недавние открытия говорят о том, что тектоника плит сыграла решающую роль в зарождении жизни на Земле. Последствия открытий серьёзно повлияют на поиски жизни в друг...
Антропоцен против мегхалайского века: почему геологи спорят о том, является ли человечество силой пр... В июле 2018 года Земля обнаружила, что живёт в новом временном периоде, который назвали мегхалайским веком. Однако этот анонс, сделанный Международным союзом геологических наук (МСГН), запутал и р...
Загадочная кипящая река в Перу варит животных заживо Геолог Андре Рузо склоняется к Кипящей реке, открытой им в 2011 году Учёные считают, что открыли крупнейшую в мире термальную реку, находящуюся в джунглях в сердце Перуанской Амазонии. Она остаёт...