Нужно ли говорить всем и каждому, какие они честные?

Люди пытаются соответствовать ярлыкам, которые на них навешивают

Затруднение, свойственное, по-видимому, всем нам: мы не добродетельны. Наши личности просто не дотягивают до честных, сострадательных, мудрых, смелых и т.п. Но нас нельзя назвать и порочными – нечестными, бесчувственными, глупыми, трусливыми, и так далее. Наши личности – это смесь хороших и плохих сторон. Это наиболее вероятная интерпретация выводов психологии. И соответствует нашему жизненному опыту.

Таковы факты. А теперь их оценка: такая ситуация весьма обидна. Очень жаль, что наши характеры устроены таким образом. Очень хорошо быть хорошим человеком. Мы все должны стремиться к совершенству характера и благодетельности. Правда, не всё так плохо. Было бы гораздо хуже, если бы большинство людей были порочными. Представьте, каково было бы жить в мире, полном по большей части жестоких, эгоистичных, нечестных и полных ненависти людей. Это был бы сущий ад.

Тем не менее, в данный момент у нас имеется серьёзный разрыв:


Разрыв между нашей реальной личностью и благодетельной

Какие существуют стратегии по выработке лучшего характера, и какие из них многообещающие? В моей книге “Разрыв личности: насколько мы хороши?” я рассматриваю несколько различных стратегий. Одну из наиболее интересных можно назвать “ярлыками добродетелей”.

Допустим, вы пришли к выводу, как это сделал я, что у большинства известных нам людей нет никаких добродетелей. Вам нужно изменить своё мнение по поводу вашего босса, друга, соседа.

Вот вам интересная идея: даже поменяв свои взгляды, вам всё равно нужно в следующий раз при встрече назвать их честными людьми. Вы всё равно должны хвалить их за их способность сопереживать. Вы должны изо всех сил восхвалять их смелость.

Но зачем вам это делать? Разве это правильно?

Подождём и посмотрим. Идея состоит в том, чтобы навесить на знакомых вам людей ярлыки. Ярлыки имеют значение. Есть довольно большая вероятность, что, получив определённый ярлык, они попытаются его оправдать. И, возможно, чем больше они будут пытаться соответствовать ярлыку, например, честного человека, тем более честными они будут становиться.

И благодаря некоторым хитроумным экспериментам нам известно, что это неплохо работает – по меньшей мере, в некоторых контекстах. Например:

Исследование аккуратности: наиболее известный эксперимент был опубликован в 1975 году психологом Ричардом Миллером и его коллегами из Университета Небраски. Одну группу пятиклассников назвали “аккуратисты”. Вторую группу исследователи попытались убедить в том, что им надо быть аккуратнее. Третья группа была контрольной. В итоге самой аккуратной оказалась группа, членов которой называли аккуратистами. [1]

Исследование с построением башен: в ещё одном исследовании с детьми, проведённом Роджером Дженсеном и Ширли Мур в 1970-х в Миннесотском университете, на детей навесили метку “кооперативные (умеющие работать сообща)”, а на другую – “состязательные “. Позже тем же днём дети строили игрушечные башни из блоков. Оказалось, что к этому времени многие дети уже забыли свои метки, но при этом “кооперативным” удалось сложить в два раза больше блоков!

Исследование окружающей среды: более свежее исследование от 2007 года. Экономист Герт Корнелисен из итальянского Университета имени Пумпеу Фабры использовали метку “очень озабоченные окружающей средой и экологией” для некоторых потребителей, подыскивавших себе телевизоры. И те в самом деле оказались более экологически ответственными в своих покупках, чем покупатели из контрольной группы, и даже покупатели, которых призывали быть более ответственными.

Что происходит? Как можно объяснить эти результаты?

Нам известно, что ярлыку не нужно работать на сознательном уровне; и действительно, многие участники даже не вспомнили о ярлыке, который им навесили ранее. И всё же он изменил ситуацию. Далее, нам известно, что когда нам дают определённый ярлык, другие люди ожидают, что мы будем так же вести себя и в будущем. Если ярлык позитивный, мы не хотим их подвести. Нам нравится, что о нас хорошо думают, и хотим, чтобы так было и дальше. [2, 3] Однако за пределами этих предварительных наблюдений в психологической литературе не видно хорошо проработанной и общепринятой модели, объясняющей, как навешивание ярлыков на личность приводит к таким изменениям. Например, реально ли люди начинают верить в то, что они честные, и встраивать эту веру в их образ мышления и действий? Или они просто понимают, что другие верят в это, вне зависимости от того, разделяют ли они сами эту точку зрения?

Оставив в стороне это отсутствие ясности, можно заметить, что в указанных выше исследованиях не было представлено чётких примеров моральных качеств – исследовали аккуратность, соревновательность и экологическую сознательность. Так есть ли причины считать, что этот трюк с ярлыками срабатывает и в моральной плоскости? Есть. Поскольку те же закономерности прослеживаются и в исследованиях, использующих ярлыки, очевидно связанные с моралью. Роберт Краут из Университета Карнеги-Меллона попросил ассистентов пройтись днём по домам и попросить людей сделать взнос в пользу фонда борьбы с заболеваниями сердца. Половине из тех, кто дал денег, в качестве ярлыка сообщили: “Вы щедрый человек. Вот если бы больше встреченных мною людей были такими же филантропами, как вы”, а другой половине не стали навешивать ярлык. [4] Половине из тех, что не дали денег, сообщили их ярлык “нежелающих тратить деньги на благотворительность”, а другой половине ничего не сказали.

Как же эти ярлыки повлияли на ситуацию? Через неделю этих же людей попросили пожертвовать деньги на фонд борьбы с рассеянным склерозом. И вот результаты по среднему взносу: [4]

Донор с меткой щедрого человека $0,70
Донор без метки $0,41
Не донор с меткой скряги $0,23
Не донор без метки $0,33

Значительная разница в числах первых двух строк, судя по всему, возникла под влиянием разности ярлыков.

В другом исследовании Анджело Стрента из Дартмурского колледжа и Уильям Деджонг из Бостонского университета давали ярлык “добрый и заботливый человек” некоторым из участников, а через несколько минут после этого нанятый актёр ронял на пол пачку из 500 перфокарт. Люди, получившие ярлык, в среднем помогали ему собрать 163,5 карточки, потратив на это 30,1 с. В контрольной группе, не получившей ярлыки, в среднем поднимали лишь 84,4 карты, тратя на это 21,6 секунд! [5]

Так что, и в самом деле, ярлык человека, обладающего моральным достоинством, вроде бы меняет ситуацию – по крайней мере, судя по предварительным свидетельствам. Учитывая это, давайте задумаемся о том, как мы можем использовать эти открытия для разработки стратегии по уменьшению личностного разрыва. Одна идея: начинайте хвалить детей или супруга за их сочувствие, даже если у вас причины сомневаться в нём. Превозносите честность ваших друзей, даже если при этом вам захочется прикусить язык. Каждый раз, когда кто-то сделает вам что-то приятное, поблагодарите его или её за то, какой он(а) добрый, любящий и отзывчивый человек, вместо того, чтобы просто показать благодарность за конкретное действие.

Допустим, вы учитель средних классов. У вас есть основания подозревать, что некоторые из ваших учеников могли сжульничать, выполняя недавнее домашнее задание. Вскоре вам предстоит дать им важную контрольную, и классная комната переполнена. Вы беспокоитесь, что у них появится искушение подглядеть в чужие билеты или скрытно обменяться ответами. Вы могли бы попросить их не жульничать. Вы могли бы напомнить им о возможности отстранения от занятий или исключения. Однако вы вспоминаете об исследованиях влиятельной силы ярлыков. Поэтому вы из кожи вон лезете, чтобы в дни, предшествующие контрольной, рассказать им, насколько честными их считаете. Затем, когда настаёт этот день, вы говорите что-то вроде: “Поскольку этому классу можно доверять, я не беспокоюсь по поводу списывания, и не буду вас разделять”. Или, возможно, вы пробуете сказать: “Поскольку я знаю, что всех вас волнует честность, я уверен, что вы все сделаете правильный выбор”.

Во всех этих примерах действия производятся в надежде, что со временем люди – члены семьи, друзья, ученики – улучшат своё поведение, пусть и постепенно, и односторонне, в направлении, заданном ярлыком.

Такая надежда существует. Но насколько она реалистична? Это, конечно, хитроумная идея. Но, мне кажется, что её необходимо адаптировать с осторожностью, по трём важным причинам.

Во-первых, мы не уверены, что навешивание добродетельных ярлыков действительно работает. Подождите, но разве я сейчас не перечислил кучу исследований, в которых оно срабатывало? Но нам нужно действовать осторожно. Ведь на самом деле это явление изучалось не в таком большом количестве исследований, особенно касаясь именно добродетельных ярлыков, которые нас интересуют. Это, конечно, само по себе не говорит о том, что данная стратегия не может быть многообещающей. Всё равно может оказаться, что она прекрасно работает. Это просто означает, что нам нужно её сначала как следует проверить.

Мы также не знаем, порождает ли добродетельная метка более добродетельное поведение лишь на коротком промежутке времени, [5] или же этот эффект оказывается долговременным. [4, 6] Для такого открытия потребуются долговременные исследования, отслеживающие поведение одних и тех же людей, и регулярно оценивающее то, как метки влияют на их поведение – допустим, в течение месяцев или даже лет.

В-третьих, даже если поведение человека со временем будет постепенно улучшаться благодаря ярлыку, само по себе это не сделает человека добродетельным. Добродетельность зависит от мотивации. Создают ли себе люди, которых назвали сострадательными или честными, со временем нужную мотивацию?

Оплатите подписку, и реклама отключится

Можно решить, что это не так. Как уже упоминалось, люди, получившие положительный ярлык, вроде бы начинают вести себя лучше. Происходит ли это потому, что они действительно заботятся от других (мотивация сострадания) или действительно хотят говорить правду (мотивация честности)? Или они просто хотят соответствовать полученному ярлыку? В последнем случае их мотив вряд ли можно назвать добродетельным. Он получается эгоистичным, сконцентрированным на том, чтобы произвести хорошее впечатление или не расстроить кого-либо – и это не добродетельность.

Поэтому я не могу пока очень сильно радоваться такой стратегии, учитывая наше ограниченное понимание её мотивации. Но допустим, через сто лет все звёзды сойдутся, будет проведено множество исследований влияния ярлыков, как мотивации, так и действий, и выяснится нечто неожиданно позитивное в отношении долговременных эффектов добродетельности. И всё равно тогда останутся причины сомневаться.

Почему? Да, конечно, если люди будут становиться более добродетельными, это будет хорошо. Но что насчёт средств достижения этой цели? Разве нет чего-то неприятного в том, чтобы раздавать людям ярлыки добродетельности, зная, что этих черт у них нет?

Некоторым людям цель важнее, и она оправдывает средства. Поскольку эта стратегия, в случае, если нам повезёт, выдаст прекрасный результат, то всё в порядке.

Однако не все мы готовы зайти так далеко и утверждать, что цель всегда оправдывает средства. И я один из них. Мне кажется, что подобное мышление можно использовать для оправдания ужасных злодеяний, совершаемых по пути к чему-то стоящему.

Конечно, навешивание добродетельных ярлыков не относится к ужасным злодеянием. И всё же, может быть что-то морально сомнительное в том, чтобы хвалить за честность человека, не считая его честным. Ведь моей целью должно быть улучшение качеств этого человека в долгосрочной перспективе. Но при этом для достижения этой цели мне приходится заставить его поверить в нечто о себе, что, как мне известно, не является правдой, причём делать это искренне и от всего сердца. Иначе говоря, я притворяюсь, что искренне считаю человека честным, из-за чего он начинает верить мне и верить в себя. Хитрая уловка с моей стороны, которая может показаться морально отталкивающей, лицемерной, вводящей в заблуждение манипуляцией, и вторжением в личную жизнь. Многие люди так и считают.

И в самом деле, если бы вы решили внедрять подобную стратегию для уменьшения разрыва личности, вам не хотелось бы о ней рассказывать. Вам бы не понравилось, если бы кто-то её разоблачил. Ведь чем больше о ней рассказывают, тем менее эффективным становится навешивание ярлыков, поскольку больше людей думают о том, не является ли превозношение их хороших качеств манипуляцией. Так что здесь присутствует ещё один уровень обмана – чтобы эффективно внедрять подобную стратегию, необходимо предпринять шаги, препятствующие другим людям узнавать о её существовании!

Всё это звучит не очень приятно. Хотите ли вы принимать стратегию, увеличивающую добродетели, но основанную на нескольких уровнях обмана?

К данному моменту эта стратегия вам уже, наверное, успела надоесть. Но я думаю, что нам нужно отдать должное обеим сторонам. Я всегда говорю своим ученикам, что это одно из необходимых действий хорошего философа. Так что вот вам мысль в защиту добродетельных ярлыков.

Представьте себе плацебо. Доктора десятилетиями используют их на пациентах, и есть свидетельства их эффективности. Они не запрещены законом, их использование в клинических испытаниях не порицают с моральной точки зрения (хотя сопротивление их использованию в лечении довольно сильное). [7]

Теперь представьте, что такое плацебо. Доктор даёт сладкую конфетку участнику испытания, и он не знает, что она не является лекарством. В эксперименте доктор пытается вести себя как можно более уверенно и авторитетно, чтобы участники верили, что получают эффективное лекарство. Иначе плацебо не сработает. То есть, доктору требуется специально обманывать пациентов для их же блага. И ему не нужно, чтобы информация о плацебо стала достоянием общественности, поскольку тогда участники испытаний начнут что-то подозревать, что уменьшит эффективность плацебо.

Параллель с ярлыками очевидна. Их можно рассматривать как нечто сродни плацебо. Что же получается? Мы можем рассмотреть важные различия между случаем с ярлыками и случаем с доктором. Если таких различий нет, а против плацебо вы ничего не имеете, то вы не будете возражать и против ярлыков. Или, если вам не нравятся ярлыки, тогда вам не понравятся и плацебо. И что же в итоге?

Лично я думаю, что обман, присущий использованию стратегии с ярлыками добродетелей, является большой проблемой. Но знаю, что другие могут оценивать ситуацию по-другому, поэтому я готов ошибаться.

Ссылки

1. Miller, R., Brickman, P., & Bolen, D. Attribution versus persuasion as a means for modifying behavior. Journal of Personality and Social Psychology 31, 430-441 (1975).

2. Jensen, R. & Moore, S. The effect of attribute statements on cooperativeness and competitiveness in school-age boys. Child Development 48, 305-307 (1977).

3. Cornelissen, G., Dewitte, S., Warlop, L., & Yzerbyt, V. Whatever people say I am, that’s what I am: Social labeling as a social marketing tool. International Journal of Research in Marketing 24, 278-288 (2007).

4. Kraut, R. Effects of social labeling on giving to charity. Journal of Experimental Social Psychology 9, 551-562 (1973).

5. Strenta, A. & DeJong, W. The effect of a prosocial label on helping behavior. Social Psychology Quarterly 44, 142-147 (1981).

6. Grusec, J. & Redler, E. Attribution, reinforcement, and altruism: A developmental analysis. Developmental Psychology 16, 525-534 (1980).

7. See American Medical Association Opinion 8.083—Placebo use in clinical practice. American Medical Association Code of Medical Ethics (2006).

Источник

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

449 просмотров всего, 9 просмотров сегодня

Ещё записи на эту тему

Нереальность везения Оптимисты верят в везение, пессимисты – в невезение. Но если это зависит от точки зрения, существует ли вообще такая штука, как удача? Пятнадцатилетняя Саньита стоит среди остатков её комнаты после...
Почему обезьяны не разговаривают: исследование указывает на то, что виноват не голос, а мозг... Всем известно, что попугаи могут разговаривать. Некоторые люди даже наблюдали за тем, как слоны, морские котики или киты пытаются имитировать звуки речи. Почему же наши ближайшие родственники-прим...
Чтобы запоминать, мозгу приходится забывать Исследователи обнаруживают свидетельства того, что нервная система активно удаляет старые воспоминания, из чего следует, что мозг по умолчанию может работать в режиме забывания Наши воспоминания ...
Почему человеческий мозг так эффективен? Как массивное распараллеливание возвышает эффективность мозга над возможностями ИИ Мозг – устройство сложное; у людей он содержит порядка 100 млрд нейронов и около 100 триллионов соединений между...