Когда неприятности происходят замедленно

Влияет ли на наше восприятие времени что-то ещё кроме недостатков памяти?

Ничто не заставляет разум сконцентрироваться сильнее, чем опасность. У Джона Хокенберри, журналиста и комментатора, обладающего множеством наград, такое случилось почти сорок лет назад. Однако он не забыл об этом, и это событие, как он говорит, проигрывается в его памяти на “сверх замедленной скорости”.

“Где-то лет 38 назад я ехал по дороге в Пенсильванию. Я спал на заднем сиденье автомобиля. И вдруг проснулся. Женщина за рулём машины тоже заснула”, – вспоминал Хокенберри, сидя в своём инвалидном кресле в июне 2018 на Всемирном научном фестивале и Нью-Йорке, открывая заседание комиссии, посвящённой восприятию времени. Машину сносило с дороги. Пассажир рядом с ней, казалось, очень медленно потянулся к рулю, схватил его, и повернул так резко, как только мог – и машину снесло вправо. Очень медленно мы столкнулись с ограждением, машина подскочила в воздух, и у меня появилось такое чувство, что моя жизнь после этого полностью поменяется”.

Руководитель пожарной охраны на пенсии Ричард Гасавей называет это замедленное ощущение времени в напряжённых ситуациях тахипсихией, что примерно означает “ускорение разума”. “Этот феномен влияет на многих членов служб быстрого реагирования”, – утверждает Гасавей, основываясь на сотнях интервью, которые он проводил для своего исследования, блога и докладов по “ситуационному восприятию”. На основе собственного опыта с тахипсихией, Гасавей считает, что она является частью общей реакции на стресс. Для членов служб быстрого реагирования это явление опасно, говорит он, поскольку оно может исказить ситуационное восприятие и процессы принятия решений.

Однако реальна ли тахипсихия, или же иллюзорна? Дэвид Иглман из Бэйлоровского медицинского колледжа решил ответить на этот вопрос при помощи испытаний. Вместе с коллегами они разработали похожий на наручные часы “хронометр восприятия”, показывающий по очереди красные цифры и их негативные изображения (красный фон с чёрными цифрами), причём чередование происходит быстрее порогового значения, при котором переключение изображений сливается в залитую равномерным цветом картинку. Этот порог называется критической частотой слияния мельканий (КЧСМ). Иглман предположил, что если напугать людей, смотрящих на хронометр, их КЧСМ резко изменится, они переключатся в режим замедленного восприятия времени и смогут внезапно увидеть цифры на хронометре.

Для проведения испытания Иглман отвёз 20 людей в парк развлечений нулевой гравитации в Далласе. Он пристегнул их к аттракциону, в котором люди падают с высоты 16-этажного здания в сетку. Испытуемым дали задание следить за хронометром во время этого падения, длящегося 2.5 секунды. Один из них зажмурился от страха и поэтому не выдал никаких данных.

Все остальные выдали чёткое заключение: никто не мог различить цифр во время падения. Однако, когда их попросили оценить длительность падения (им раздали секундомеры и попросили вспомнить процесс), то в среднем они оценили падение на треть дольше, чем падение других людей, за которым они наблюдали со стороны. Иглман заключил, что субъективное восприятие замедления времени в жёстких условиях является сбоем в работе памяти, а не реальным свойством восприятия. Короче говоря, время ни для кого не замедлялось. [1]

“В нормальных условиях вы не запоминаете большую часть проходящей через органы чувств информации, – пояснил Иглман. – А в ситуации, опасной для жизни, вся информация записывается. Всё остаётся в памяти”. Поскольку мозг не привык к таким плотным воспоминаниям, продолжает он, “мозг интерпретирует это так, что весь эпизод продолжался медленнее обычного”.

А что, если на испытуемого влияет не сиюминутная опасность, а когнитивная или ментальная дисфункция? Иглман с коллегами из Бэйлоровского медицинского колледжа и Психиатрического центра Харрис-Каунти в Хьюстоне опросили людей, страдающих от шизофрении, а также из контрольной группы, на тему того, сколько стимулов, таких, как буквы, картинки и лица, они способны воспринять, просматривая быстро меняющиеся изображения на экране. Из результатов, как говорит Иглман, следует, что “одна вспышка длиной в 100 мс может показаться вспышкой длиной в 120 мс для человека с шизофренией”. Он предполагает, что эта разница в 20% на уровне восприятия может говорить о наличии временной дисфункции на высоком уровне сознания. К примеру, это может мешать воспринимать внутренний диалог, идущий в голове человека. Иглман считает, что в таких ситуациях часто встречающиеся жалобы шизофреников на голоса в голове могут оказаться рациональной интерпретацией их субъективного восприятия, искажённого во времени. [2]

Такие свидетельства наличия у людей небольшого разброса КЧСМ помещают нас на гораздо более широкий спектр, охватывающий всё животное царство – так указывается в анализе, опубликованном журналом Animal Behavior. В среднем для людей КЧСМ составляет 60 мельканий в секунду, поэтому у телевизоров частота обновления картинки совпадает или превышает это значение. У животных этот показатель разнится от 6,7 у жабы-ага до 108 у бурундуков и 240 у падальной мухи. В среднем, чем быстрее у животного метаболизм или чем меньше его размер, тем выше его КЧСМ. [3]

Различия в КЧСМ дают интересные возможности объяснения различных феноменов. Неудивительно, что муху тяжело убить ударом руки. С КЧСМ в 240 муха может наблюдать за приближением руки так, будто та движется в патоке. А что насчёт авиационных трюков, когда птицы пролетает сквозь густую растительность? Обладая КЧСМ в 100, они осматривают окрестности быстрее, чем люди, и могут быстрее подстраивать параметры полёта.

Есть свидетельства в пользу того, что эти временные различия могут оказаться критичными для экологической конкуренции на планете: “Восприятие времени может составлять важный и неизученный аспект нишевой дифференциации”, – говорит зоолог Эндрю Джексон из Тринити колледжа в Дублине, один из авторов статьи для Animal Behavior. Когда холоднокровная рыба-меч ныряет за кальмаром, она поднимает свой КЧСМ, направляя тёплую кровь к глазам. “Это, вероятно, даёт ей огромное преимущество в охоте за относительно медленным кальмаром в холодной воде, расположенной в нижних слоях, – говорит Джексон. – В этом смысле рыба-меч оказывается гостем из другого временного измерения. У кальмара, вероятно, мало шансов выжить”. У людей не получится провернуть такой трюк с глазами и мозгом для повышения КЧСМ: для этого потребовалось бы разогреть ткани до показателей лихорадки, когда белки начинают разворачиваться, а клетки отказываются существовать.

Зарегистрируйтесь с промокодом в системе каршеринга, и на ваш счёт зачислят бонусы.

YouDrive и YouDrive litea8Yh6e
BelkaCarTMGA3338

Оплатите подписку, и реклама отключится

Учитывая сказанное, Джексон считает возможным наличие небольшого различия в КЧСМ у разных людей, что может объяснить различия наших личностей, талантов, выборов и восприятия. “Если у человека КЧСМ выше, чем у его ближайшего окружения, тем выше у него потенциал для демонстрации реакции на события, которую другие оценили бы, как невероятно большую, – сказал Джексон. – Интересно, можно ли объяснить этим то ощущение, когда вы играете в какой-нибудь спорт вроде футбола, чувствуете себя в ударе, и можете легко обвести ваших соперников, чувствуя, что игра как будто замедлилась”.

В списке будущих исследований Джексона есть те, что смогут описать естественные вариации КЧСМ у разных людей, а также вариация этого показателя у одного человека в разных ситуациях. “Очень интересный вопрос состоит в том, – добавляет Джексон, – влияют ли эти различия на повседневную жизнь”.

Джексон занимается написанием заявки на грант на работу, которая могла бы глубже изучить эти вопросы. Он говорит, что если получит финансирование, то хотел бы нанять очень быстрых людей класса Брюса Ли или Леброна Джеймса, поскольку можно предположить, что в их жизни КЧСМ выше среднего может способствовать их великолепным физическим характеристикам. По поводу связи КЧСМ с работой сознания, Джексон говорит, что ему было бы интересно узнать, не пропускают ли люди с низким показателем, допустим, малозаметные мимические выражения лиц. Ещё один вопрос, который он хотел бы исследовать, состоит в том, можно ли натренировать людей на увеличение КЧСМ, чтобы улучшить их спортивные показатели или помочь исправить дисфункции, вызванные временными искажениями.

Исследователи предупреждают, что пока их данные слишком скудны для того, чтобы делать далеко идущие выводы касательно влияния КЧСМ на жизнь человека, или даже сказать, есть ли связь между КЧСМ и субъективным восприятием времени. Однако разброс КЧСМ у животных и изменение этого параметра у людей с психологическими заболеваниями вкупе с нашим субъективным восприятием времени даёт нам для размышления один интересный вопрос: существуют ли люди, живущие, наподобие рыбы-меч, в другом временном измерении?

Ссылки

1. Stetson, C., Fiesta, M.P., & Eagleman, D.M. Does time really slow down during a frightening event? PLoS One 2, e1295 (2007).

2. Parsons, B.D., et al. Lengthened temporal integration in schizophrenia. Neuropsychologia 51, 372–376 (2013).

3. Healy, K., McNally, L., Ruxton, G.D., Cooper, N., & Jackson, A.L. Metabolic rate and body size are linked with perception of temporal information. Animal Behaviour 86, 685-696 (2013).

Источник

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

1,369 просмотров всего, 2 просмотров сегодня