Почему кроссовки такие, блин, дорогие?

Тому есть множество причин, и только рабский труд не даёт их цене вырасти ещё вдвое

Кусок резины, вспенённый материал EVA, несколько кусочков кожи, куча нейлона, пара шнурков. И это будет стоить вам… несколько сотен долларов! Это не мягкая натуральная кожа. Это не ручная работа. Работникам, изготавливающим их где-то на другом конце света, платят гроши. Они даже не должны долго носиться (и иногда даже внезапно разрываются на ходу). И всё же они стоят весьма недёшево. Почему же кроссовки так дорого стоят, чёрт их возьми? Как они превратились в индустрию объёмом $58 млрд? Давайте пробежимся по этой теме в поисках ответов.

Всё дело в торговой наценке, не так ли? Ну сколько там может стоить производство кроссовок?

Вот вам упражнение с сайта The Sneaker Factory. Допустим, розничная цена определённой пары кроссовок будет $70. Сделать их стоит порядка $15. По такой же цене продавец покупает их у фабрик, поскольку сегодня компании, продающие обувь и одежду, обычно уже не владеют самими фабриками. Они просто нанимают подрядчика-производителя откуда-нибудь из Азии, который делает их по предоставленным спецификациям, а потом выкупают их.

Почём розничный магазин покупает кроссовки?

Примерно по $35. Если это достаточно крупная розничная сеть, она, возможно, договорится о более интересных ценах, о бесплатной доставке или доставке со скидкой.

Но это всё равно получается 100% наценка!

Да, но в защиту розничных магазинов скажу, что у них довольно много косвенных расходов. Аренда, электричество, страховка, бла-бла-бла, ну и самое главное – зарплаты работников. Это слишком много для хорошего самочувствия людей, зависящего от единственной пары кроссовок, которую иногда продают по $70 ($35 из которых магазин оставляет себе). Можно подойти к этому вопросу и с другой стороны – если вы видите на распродаже кроссовки по $40, они подаются в убыток магазину. Магазин просто отчаянно пытается избавиться от эти кроссовок, чтобы освободить место для новых, которые, как он надеется, будут лучше продаваться.

А что же бренд обуви? Сколько зарабатывает на этом Nike или Adidas?

Не так много, как вам кажется, хотя, поскольку спортивные компании продают примерно газиллион пар кроссовок в год, доход, очевидно, накапливается. Давайте разберём его подробно. Обувная компания покупает пару кроссовок у фабрики в Китае за $15, и продаёт по $35. Доставка из Китая в Лос-Анджелес через океан стоит порядка $0,5 за пару (в каждом 40-футовом контейнере помещается 5000 пар кроссовок, поэтому стоимость их доставки составляет порядка $2500 – это если вам интересно).

Когда кроссовки приходят в США, их надо легально импортировать. Пошлина составляет 8,5% при стоимости в $15, то есть, $1,32 за пару. Затем таможня и страховка добавляют ещё по $0,32 за пару. К тому времени, когда кроссовки оказываются на складе компании, общая стоимость пары составляет уже $17,10.

Теперь компания продаёт кроссовки розничному магазину по $35, и получает прибыль $17,9 за пару. Но это ещё не всё: продавец компании обычно получает комиссию с каждой пары – 7% с оптовой цены (у нас это $2,45). Поэтому прибыль компании получается $15,45 за пару.

Если ритейлер достаточно крупный для того, чтобы выторговать у продавца какую-нибудь скидку (допустим, 5%, или $1,75 за пару), то прибыль продавца составит $13,7. И эти $13,7 оплачивают дизайнеров, рекламщиков, все эти чертовски дорогие контракты со спортсменами, рекламу и спонсорские расходы.

Конечно, индустрия объёмная, и всё это суммируется – поэтому она и выросла до $58 млрд!

Какова самая дорогая часть производства этих кроссовок по $15 за которые я только что – и я этого так не оставлю – заплатил $70?

Вот как получается их стоимость. Верхняя часть (всё, что выше подошвы – ткань, язычок, логотип, пенка, фурнитура, шнурки, и т.п.): 34%. Труд, наценка, прибыль: 27%. Кожа: 16%. Подошва (там, где резина встречается с дорогой): 14%. Упаковка (коробка, набивка, ценники, и т.п.): 6%. Есть также такая вещь, как амортизация колодки – стоимость нового оборудования или материалов для производства для определённой модели обуви можно подвергнуть амортизации (списать её стоимость со временем), пересчитав расход за пару, а не списывать разом всю сумму: 3%.

А что насчёт работников? Разве это не рабский труд?

Типа того. Многие производители одежды и обуви в принципе избавились от такой практики (или, по крайней мере, заявили, что избавились), после того как их пристыдили за ужасные условия работы на фабриках их подрядчиков. Появилось достаточно много надзорных организаций, занимающихся мониторингом крупных компаний. У Know the Chain и других компаний есть инструменты для сравнения производителей.

Яндекс.Шеф: еда по подписке; 500 р на первую доставку по ссылке

Оплатите подписку, и реклама отключится

Но условия всё равно остаются ужасными. Clean Clothes Campaign отметила в прошлом году, что рабочие на фабрике, изготавливающие обувь Nike и Adidas, получают ещё меньшую долю в стоимости производства, чем при рабском труде в 1990-е – на 30% меньше. Всё потому, что оплата труда в Китае выросла, и производители обуви отправились в более бедные страны, чтобы шить обувь там: Индонезия, Вьетнам и Камбоджа. В таких местах швеи, по некоторым данным, зарабатывают на 45-65% меньше прожиточного минимума.

Почему нельзя шить обувь в США?

Тому есть несколько причин: во-первых, обувь будет дорогой. Мы говорим об оплате труда в США по $12/час ($16 с учётом бонусов) по сравнению с $3 в Китае, вероятно, без всяких бонусов. Довольно большой разрыв – производство обуви в США добавило бы к ценнику не менее $50. Такое всё равно бывает, но в мелком масштабе. Кроме дизайнерской обуви и бутиков, а также продавцов товаров “ручной работы”, основные производители обуви в США делают её для армии США (на неё есть постоянный спрос, и этим занимаются порядка 200 компаний).

Ещё одна проблема в том, что вся цепочка поставок находится за границей, поэтому даже если бы обувь производилась в США, многие материалы всё равно пришлось бы импортировать.

Третья причина – потеря знаний и желания. Сейчас в США осталось очень мало экспертов обувного дела – большинство из них постарело или умерло, поэтому вакансии заполнить не получается, особенно людьми возраста до 40. Это ремесло за один вечер не выучишь: даже прошивка может быть трудной задачей. Это сложная работа для того, чтобы заниматься ею всю жизнь, а шансы заработать себе артрит чертовски высоки. Такая работа мало кого привлекает, как бы романтично она ни звучала.

Будет ли обувь дорожать и дальше?

Дорогая – будет, поскольку бренды будут придумывать ещё больше способов извлечь деньги из совместной работы с дизайнерами, как сделали Nike и Вирджил Абло (больше других приложивший руку к тому, чтобы сделать модными хомуты и кавычки), а Adidas с Канье (известным тем, что он ушёл от Nike). Этот рынок, а также вторичный рынок для дизайнерских кроссовок процветают, и представляют собой совершенно отдельную историю.

Однако некоторые скажут, что стоимость кроссовок на самом деле низкая! Бывший сотрудник Nike Бретт Джеймс, основатель консалтингового агентства по обуви Concept 21, рассказал газете Business Insider, что кроссовки “всё ещё слишком недооценены”. Он призывает удвоить стоимость обуви, чтобы заставить производителей и клиентов нести ответственность за полное отсутствие переработки всего этого пластика, нейлона, резины, пенки, которые производят в промышленных количествах, а люди безумно скупают, и которые всё равно окажутся в мусорке рано (не проданные пары) или поздно (все остальные).

Так что вопрос заключается в том, готовы ли вы платить в два раза больше за пару кроссовок? Как всегда, в итоге лучше всего голосовать кошельком.

Источник

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

 1,022 total views,  2 views today